Невзирая на чины

Поделиться

Дата публикации: 28.01.2021

Российская газета, 28.01.2021


За незаконной вырубкой лесов, распределением участков на вылов рыбы, подрядов в бюджетных организациях и многими другими преступлениями почти всегда стоит чиновник или сотрудник организации, которая призвана охранять природные богатства страны. Об этом корреспонденту "РГ" рассказал руководитель Западно-Сибирского следственного управления на транспорте Следственного комитета России, генерал-майор юстиции Алексей Александров.

Алексей Анатольевич, два года назад президент РФ заявил, что действия государства в сфере защиты лесов неэффективны, а сама отрасль является "коррумпированной и очень криминализированной". Проблема исключительно важна для сибирских регионов. Есть ли какие-то подвижки в ее решении?

Алексей Александров: Есть. Например, в конце прошлого года отделом по расследованию особо важных дел возбуждено уголовное дело по факту незаконной вырубки, переработки и экспорта лесоматериалов в Томской области. Преступления совершала организованная группа, и в ее состав входил сотрудник лесничества, который, вместо того чтобы охранять леса, наживался на нелегальном бизнесе. Всего от действий черных лесорубов пострадало около 500 гектаров, предварительный ущерб оценивается в 440 миллионов рублей. Наверняка он будет больше - преступники работали по-крупному.

Сколько их было, куда вывозили лес и как группу удалось задержать?

Алексей Александров: В состав группы входили пять человек, финансировал ее деятельность гражданин Узбекистана, и в эту страну экспортировали деловую древесину, которая заготавливалась под видом сплошной санитарной рубки на основании фиктивных актов. Незаконно добытый лес по недостоверным документам переправляли через таможню. Расследование осложнялось тем, что преступления совершались в глухих и труднодоступных районах, следователям пришлось восемь суток работать в полевых условиях, чтобы осмотреть эти пятьсот гектаров и собрать доказательную базу. Сейчас расследование дела находится в завершающей стадии.

Преступления, связанные с расхищением природных ресурсов, часто имеют коррупционную составляющую?

Алексей Александров: Да, очень часто. В качестве примера могу привести уголовное дело, возбужденное в июне прошлого года красноярским следственным отделом в отношении чиновника министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края, который за взятку в 1,35 миллиона рублей неправомерно выделял рыболовные участки на Енисее. Всем подобным делам мы уделяем особое внимание.

В этом году ваше ведомство отмечает десятилетний юбилей. Расскажите об основных итогах 2020 года, о самых резонансных делах. На чем управление делало акцент в работе?

Алексей Александров: В прошлом году следователи направили в суд более 350 уголовных дел, расследовано свыше двухсот преступлений, так или иначе связанных с коррупцией. Это почти в два раза больше, чем в 2019 году. Очень важно, что нам удается добиваться ареста имущества фигурантов уголовных дел - в прошлом году общая сумма приблизилась к 150 миллионам рублей. Самым резонансным, наверное, стало дело экс-гендиректора ФКП "Аэропорты Красноярья", обвиняемого в коррупции. Стоимость имущества, на которое наложен арест, превышает сто миллионов рублей - это дома, земельные участки, автомобили. Слушания по этому делу уже начались.

Отмечу возбуждение еще двух уголовных дел: по факту получения взяток начальником Западно-Сибирской дирекции по энергообеспечению филиала ОАО "РЖД", а также в отношении заместителя начальника Сибирского таможенного управления, который обвиняется в мошенничестве.

В прошлом году транспортные следователи завершили расследование уголовного дела в отношении депутата Законодательного собрания Красноярского края, который получил взятку в сумме более девяти миллионов рублей от директора по производству коммерческой организации за содействие в завышении тарифа на тепловую энергию. Он осужден на реальное лишение свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Очень важно подчеркнуть, что никакие должности и чины не гарантируют коррупционерам защиту. И борьбу с коррупцией в рамках наших полномочий мы будем усиливать. В том числе за счет того, что перед всеми следователями управления поставлена задача - накладывать арест на имущество коррупционеров по каждому делу без исключения.

Однако доказать, что имущество приобретено на средства, полученные преступным путем, - не самая легкая задача?

Алексей Александров: Действительно. И для этого мы с представителями Росфинмониторинга, а также органов, осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия, регулярно проводим межведомственные оперативные совещания. Организуем научно-практические мероприятия по вопросам процессуального закрепления фактов легализации доходов, полученных в результате совершения преступлений коррупционной направленности. Учимся доказывать преступное происхождение денежных средств, недвижимого имущества и других материальных ценностей, в том числе за пределами страны. Преступники сегодня становятся все изощреннее, но и мы, поверьте, не стоим на месте.

Досье "РГ"

Алексей Александров окончил юридический факультет Алтайского государственного университета. С 1997 года последовательно занимал должности в прокуратуре Бийска - вплоть до первого заместителя прокурора. В 2007 году, когда был создан Следственный комитет при Генпрокуратуре РФ, возглавил Бийский межрайонный следственный отдел. В связи с образованием Следственного комитета Российской Федерации как самостоятельного федерального государственного органа в январе 2011-го назначен руководителем следственного отдела по Бийску. В этом же году занял пост заместителя руководителя следственного управления СК РФ по Алтайскому краю. Указом президента РФ № 392 от 21.08.2017 возглавил Западно-Сибирское следственное управление на транспорте Следственного комитета Российской Федерации.